четверг, 21 апреля 2011 г.

Точка дефибрилляции*

Сколько же лет можно было сидеть на этой холодной, сложенной из обломков обрушившейся скалы стене, служившей одновременно оборонительным сооружением?

Внизу, в далекой туманной дымке виднелась коричневая земля. Несколько сыроватая оттого, что располагалась в низине, поросшая плакучими ивами, настолько близко подобравшимися друг к другу, что их ветви переплелись неведомым узором, навеки забыв, где они начались и где закончились. Одна сплошная непролазная непрерывная, как родословная, чаща, - яблоку негде упасть.

Вместе с тем, от земли веяло какой-то теплотой, даже уютом. Покрывающий низину туман казалось охранял маленькую экосистему. Созерцать это явление можно было только сверху, свесив ноги над живописной бездной, оставаясь тем не менее в безопасном положении, предупреждая возможность падения вниз с помощью приобретенного за годы добровольного заключения равновесия канатоходца.

История появления этой стены уходила корнями в седую древность, напоминая о великих свершениях предков, сумевших отделить черное от белого, символически, очертя голову, отчертить границу, которая одновременно являлась точкой невозврата. Утрачено лишь указание на то, что есть что.

По другую сторону стены никакой пропасти не было - каменный пол заброшенного флигеля безымянной церкви легко нащупывался ногой. Вдали виднелся мрачноватый, но вполне обыкновенный средневековый город. Горели, коптя воздух, ночные факелы, потрескивая отлетающими, как искры, лучинами. По булыжниковым мостовым гулко и бодро маршировала городская охрана, в такт позвякивая шпорами. По всей видимости, происходила смена ночного караула. Остальной город мирно и самозабвенно спал, в разнобой просматривая цветные и черно-белые сны, носящиеся вместе с бестелесным ветром по пустынному лабиринту улиц.

Глядя с тоской то на каменный город, то на пугающую первобытность дикорастущей чащи, канатоходец в отчаянии ломал руки. Хотелось уснуть и проснуться в каком-то другом месте, освободив себя от необходимости делать выбор!

И он действительно задремал, тяжелея в объятьях Морфея, под монотонные звуки шаркающих вдали стражников. И снилось ему, что это не его тело вовсе, и нет никакой стены между мирами на развалинах безымянной церкви. Что средневековый город и низина - всего лишь части переломленного когда-то напополам единого целого, на бесшовном стыке которого он оказался, не в силах сделать шаг ни в одну из сторон.

Две стороны души, выбрав одну из которой, навек потеряешь другую. Канатоходец с облегчением понял, что его чаша мучительного ожидания испита до дна, и, выбрав канат потолще и привязав его к выступу сохранившегося еще алтаря, двинулся вниз, к земле. 

*Дефибрилляция - восстановление деятельности сердца и выведение из состояния клинической смерти