понедельник, 16 января 2012 г.

Черное золото

В одном средневековом замке с горящими факелами и гулкими мощеными улицами жил Герцог. Он был русского происхождения, поэтому фамилия ему досталась  родовая - Островский.

За непостижимый и гордый нрав в народе его прозвали Остров. Было и еще одно обстоятельство. Его никто никогда не видел, поскольку жить он предпочитал в башне из черненого камня, внушительно возвышающейся над поселением.

Башня была абсолютной круглой, без единого скоса или скола. Можно сказать, идеальная. Но это все, что местный люд знал о внешнем проявлении своего господина.
Заглянем же внутрь.

В просторно обставленных комнатах пылились гобелены со всего света, пестрые ковры и кальяны выдавали в хозяине башни любителя восточного образа жизни. Кое-где на стенах были развешаны искуснейшей работы мечи, перекрещенные и скрепленные гербом в знак перемирий. Герб у Герцога был тоже любопытный - два льва, впряженных в колесницу, которой правит, стоя во весь рост, греческий великан Антей.  

Каждый день, ровно в полдень, широкие позолоченные двери гостиной открывались, настенная кукушка выкрикивала положенное количество "ку", и на пороге появлялся властитель дум. Небрежно обернутый леопардовой мантией, он траурно выступал по направлению к богато накрытому столу. Ритуально скидывая пестрый покров, садился за стол, с отвращением, граничащим со скукой, взирая на яства. Все хотелось чего-то новенького, неизведанного. Ограничивало только одно - башня - свидетельство и гарант его высокого положения.

Однажды ночью Герцог поднялся со своей королевской тахты с бордовым балдахином и позолоченными кистями и покинул город.

Бушевала гроза, ломая деревья и срывая крыши домов. Люди затаились за толстыми стенами, прислушиваясь. Вдруг раскатистый удар молнии сотряс землю, от страшного треска заложило уши. Тревожно зазвонил колокол, но было уже поздно. Языки пламени объяли башню-исполина, не оставляя ни единого шанса на спасение.

Он снова стал свободен.

среда, 11 января 2012 г.

Новогодье

Святки подходили к концу, и все, что интересовало вопрошающих, уже было нанесено пунктирной линией простого карандаша на белое полотно будущего.

Однако, оставался последний, но, возможно, самый насущный вопрос - существует ли дед Мороз (он же св.Николай), а если да, то где он?

С елки обсыпался прошлогодний шуршаще-блестящий снег, с причудливых небесных саней дождем капал растаявший на глазах морозный узор, а по всему полу - разбросанные рождественские подарки и пестрящие атласные ленточки от коробок. Дух праздника еще прятался в шоколадных печеньях, в пряных ароматах карамелизованных яблок, но по всему было видно - прямого ответа на заданный вопрос не поступило.

Новостей пришлось ждать не более часа. В дверь постучали, и на пороге, стряхивая волшебный образ, появился человек.