вторник, 26 апреля 2011 г.

Нарождение

Из белоснежной накрахмаленной простыни, через маленькую дырку высунулся палец, потом стал слышен тихий скрип маникюрных ножниц, круг за кругом увеличивающих маленькое отверстие. И наконец, высунулась любопытная голова, с таким интересом впитывающая реальность, что широты охвата с помощью зрения и слуха явно не хватало: малыш выскочил из своего убежища и, деловито приняв горизонтальную стойку, пополз в места самые интересные, щупая по дороге маленькими ручками гладкий отполированный пол, плетеную корзину с яблоками, выложенную резным кафелем декоративную печь с аккуратно сложенной вязанкой дров. И, наконец, трубообразные, ростом с юного исследователя, валенки, прислоненные к печке. Восторг!

Дальше начиналось что-то невообразимое. Лакированная, дышащая запахом дерева, лошадка на колесиках, какие-то пушистые создания с плюшевами бантами и в разноцветных панамах, сверкающий крохотный чайный фарфоровый сервиз, как у Алисы в стране Чудес, и, собственно, сама Алиса.

- С нарождением тебя, сынок, - сказала она просто, беря его на руки.
- А меня ждали! ждали! ждали! - теплым радостным ликованием отозвалось внутри.

суббота, 23 апреля 2011 г.

Варенье-пятиминутка

Орфографические ошибки - незначительный повод усомниться в собственном совершенстве. Ведь это происходит регулярно, со всеми, и без всякого предупреждения. Невидимые поначалу замыленному глазу, как шпионы-саботажники, они пробираются в страницы, а потом в целую повесть жизни. Увлеченный ее прочтением не заметит перепутанных букв! Он читает эту книгу, как будто слышит мелодию внутри, и гармоничность ее звучания не связана с правилами ее изображения. Главное, чтобы играла эта музыка, вибрировала внутри собственной историей, к чему интересоваться чужой, если еще не раскрыта своя? А музыке слов это под силу - разбудить запыленный инструмент совершенной настройки - и услышать звучание ДВОИХ. 

Оригинальничанье - тоже повод задуматься над самооценкой. На стручковатую и несъедобную, иссохшую и извивающуюся всем телом самооценку, с вяжущим привкусом неспелой сливы. Попытки приободрить себя, подправить,  распушить перья и с размаху, по-страусовки, зарыться в землю по самое горло. Хорошо ли это?  Вряд ли.

Кукловодство. Странное, неестественное и противоречащее сути вещей явление. Когда в каждом кармане живет по ручной куколке, это перестает быть просто развлечением. Это превращается в смысл жизни, такой вот ограниченный, а оттого безрадостный.

И, напоследок, ханжество. Как не на шутку разгулявшаяся плеть, со временем, начинает стегать самого поводыря.

четверг, 21 апреля 2011 г.

Точка дефибрилляции*

Сколько же лет можно было сидеть на этой холодной, сложенной из обломков обрушившейся скалы стене, служившей одновременно оборонительным сооружением?

Внизу, в далекой туманной дымке виднелась коричневая земля. Несколько сыроватая оттого, что располагалась в низине, поросшая плакучими ивами, настолько близко подобравшимися друг к другу, что их ветви переплелись неведомым узором, навеки забыв, где они начались и где закончились. Одна сплошная непролазная непрерывная, как родословная, чаща, - яблоку негде упасть.

Вместе с тем, от земли веяло какой-то теплотой, даже уютом. Покрывающий низину туман казалось охранял маленькую экосистему. Созерцать это явление можно было только сверху, свесив ноги над живописной бездной, оставаясь тем не менее в безопасном положении, предупреждая возможность падения вниз с помощью приобретенного за годы добровольного заключения равновесия канатоходца.

вторник, 19 апреля 2011 г.

Весна в Запретном городе

Улица, что ведет к Дворцу Желтого императора, затерянного в чертогах Запретного города, переливалась радужным сиянием.

Весенний дождь наполнил собой каждую трещинку, каждый изгиб вымощенной брусчаткой мостовой, бликуя под ласковым взглядом обновленного после зимы солнца, казалось, светившего вдвое ярче обычного.

В лужицах воды отражались задумчивые столетние деревья без счету и без названия, пустившие свои кроны-корни в безупречно голубое небо. Странное ощущение - перешагивать через эти маленькие, бездонные, наполненные синевой пропасти. А что если упасть в небо?

суббота, 16 апреля 2011 г.

Нинель и штормовое предупреждение

Нинель открыла глаза.
За окном просторной по-гостиничному каюты бушевала необычная по своей силе буря. Подойдя к окну и резким движением отправив занавеску по привычной траектории, Нинель похолодела от ужаса - прикрепленный к борту гигантского лайнера спасательный катамаран под очередным ударом стихии не выдержал, и, в нарушение прежнего вектора движения, хаотично смешался с пляшущими сумасшедший танец жизни волнами. Наспех послав своему осиротевшему родителю  воздушный поцелуй, новоявленный путешественник скрылся из виду, покорившись неизбежной судьбе. 

вторник, 12 апреля 2011 г.

Лебединое озеро

Смутное и густое ощущение распирающий тяжести овладело всем его существом. Гусь изо всех сил тянул стройную белоснежную шею, кривил побледневший клюв в немом вопле, но ничего не помогало - казалось, какая-то внешняя сила полностью вступила в свои права и имеет относительно него совершенно определенные планы.

Дыша невпопад, он зачем-то совершил несколько приседаний и направился к воде с надеждой хоть как-то облегчить свои страдания. Соприкоснувшись с живительной влагой, лапы приобрели здоровый розовый цвет и нужную скорость движения по зеркальной глади. Нечаянно бросив взгляд на свое отражение, гусь чуть не лишился чувств -  из водных глубин на него взирало совершенно чужое изображение. Это было существо непостижимой внутренней организации, что выражалось даже в наклоне шеи, в выражении глаз. Что-то царственное проступало в его облике, обнаруживая естественную в своей простоте красоту.

Слезы освобождения закапали по водной поверхности, соединяясь со своим точным отражением по ту сторону волшебного озера. 

суббота, 9 апреля 2011 г.

Пещерная девочка

В воздухе пахло сыростью. По стенам сочилась родниковая вода, вероятно, из-за грунтовых вод, пролегающих над пещерой. Пол был аккуратно подметен, но кое-где в углах все-же виднелись незамеченные хозяйкой камушки величиной с горошину. Пещера состояла из нескольких отдельных гротов, соединенных между собой невысокими арочными переходами. Зарождающиеся в глубинах одной пещеры звуки многократным эхом откликались в остальных и на пол-слове затихали в густой темноте.

Хозяйка пещеры жила под землей с рождения и выходила на поверхность только в случае крайней необходимости. Так бы она там и прожила до самой смерти, если бы не удивительный случай.

Однажды она проснулась от отчетливого стука, и, открыв глаза, увидела прямо перед собой целый рой божьих коровок. Их кружило несколько десятков, совершенно беззвучно, но как-то настойчиво, словно пытаясь что-то сказать. Как они попали на такую глубину - неизвестно. Разбудивший девочку стук раздавался в одной из соседних пещерок, и, отражаясь  от стен, громыхал уже недвусмысленно. Соскочив с каменной, укрытой бараньей шкурой, кроватки, девочка побежала на разведку.


То, что она увидела, не приснилось бы и в страшном сне. В центре грота орудовали наточенными металлическими кирками семь одинаковых с лица гномов. Единственное, что их отличало - цвет полосатых гольф и шерстяных колпаков на белокурых головах. Они наносили удары в одно и тоже место, а оттуда вырывались языки пламени и исходило странное свечение. Гномы, видимо, ради этого и старались, и еще более ожесточенно продалбливали землю, не обращая внимания на явно неблагоприятные условия труда. Однако появление девочки  произвело на гномов ошеломляющее впечатление - они, как загипнотизированные, синхронно развернулись в ее сторону и совершили что-то вроде коленнопреклонного земного поклона. Выглядело это как заранее отрепетированное действо, завораживающе!

И тут девочка почувствовала  какую-то странную, нарастающую и в то же время наполняющую спокойствием мощь, исходящую из самой земли, проходящую световым потоком из тысяч электрических микро-зарядов через тело и уходящую ввысь.
Подземное отшельничество благополучно завершено - сказала она себе - пора наверх.

среда, 6 апреля 2011 г.

Маяк

Семимильными шагами краснобрюхая утка приближалась к заветной цели. В клювике у нее был зажат раритетный билетик, дающий право пройти в заветную дверцу без лишних расспросов бдительных стражей.

Она переваливалась с одной перепончатой лапы на другую, кряхтя и поторапливая саму себя. В расширенных зрачках бегущей методично отщелкивался пройденный километраж. Утка пробежала довольно много: преодолела и хвойный многовековой лес, и переплыла через озеро без конца и без края, оставила позади одичавшие поля и покрытые пеплом горы.

Казавшийся таким далеким и недостижимым, свет маяка, тем не менее, неумолимо приближался навстречу отважной утке, излучая солнечное сияние в любое время дня и ночи. Нарастающий шум набегающей волны и крики белоснежных чаек отчего-то заставляли сердце чаще биться, рождая трепетное ожидание чего-то особенного.

воскресенье, 3 апреля 2011 г.

Поцелуй

Дождь лил как из ведра, а иногда и подсыпал мелким, а оттого довольно болезненным градом. Порывы ветра несли с собой мелкие частички воды, создавая в воздухе переливающиеся в свете ночного фонаря гигантские волны. Свежестью и прохладой веяло от этой капельно-воздушной стихии. Фонарь то и дело раскачивался, ненадолго освещая темные участки пространства вокруг.

Град звонко бил по стеклам и металлическим крышам, будто исполняя стаккато на невидимом пианино. Все, к чему прикасался дождь, отзывалось неповторимым звуком, каждому был дан голос. В воздухе вибрировала настоящая симфония жизни, исполняемая самой природой.

И вдруг все затихло. С фонаря слезой упала последняя дождевая капелька. Природа замерла в ожидании.

Можно было досчитать до четырех, когда мощная звуковая волна прорвала воздушное простанство грохотом небес, вступивших в смертельную схватку. Земля заволновалась: легкий ветерок пробежал по колосистым полям, пошептался с верхушками деревьев, стряхивая остатки дождевой воды, пронесся над речкой, заглянул в свое отражение в водной глади, всколыхнул гулкие пространства подземных пещер, и ... тут случилось!


Яркая вспышка света на секунду озарила все вокруг, от горизонта до горизонта, и раскаленный добела электрический заряд прожег расстояние от земли до неба, запечатлев долгожданный поцелуй.

пятница, 1 апреля 2011 г.

Побег

Муха медленно вытаскивала из-под двухслойного матового стекла еле живого комара, лапки ее то и дело скользили по влажной от росы поверхности, но она мужественно продолжала отталкиваться своими крохотными пяточками, и наконец, о чудо! вытащила комара. Убедившись, что тело полностью оказалось на свободе, муха пристально стала вглядываться в его комариную мордочку - уж не ошиблась ли она адресом, потратив столько усилий. Но нет!- радостно захлопала она в свои мелкие ладошки, это был он, вне всякого сомнения.

На дворе стояло раннее утро: природа медленно пробуждалась, одаривая сочными запахами полевых цветов и трав. Обитатели леса еще досматривали сны, отпущенные на сегодняшную ночь, а влажный туман окутывал сонную опушку, заглядывая в слюдяные оконца крошечных лесных домиков. Вообщем, картина была самая романтическая, хоть и не ночь.