суббота, 17 декабря 2011 г.

Дыханье

Океанский бриз рассыпался мелкими брызгами, веселясь в соленой водной мантии, набегая волнами и купаясь в лучах солнца. Радостные солнечные зайчики запрыгали по неровной поверхности воды, посылая рыбам пламенные приветы. Рыбы от удивления выскакивали из воды и быстро-быстро крутили чешуйчатыми головами в поисках источника света. Даже боязливые крабы всколыхнулись на дне, и, цепляясь острыми клешнями за камни, лезли наверх, погреться.

А что же Нептун, властитель морей и океанов?

А он взял припасенную для этого случая кубинскую сигару, и растягивая удовольствие, с оттяжечкой, закурил.

Трубка мира, точно как у индейцев! Дом дыму, и место огню, – трижды произнес властитель морей, словно заклинание, и выдохнул очередную порцию качественного дыма.

Я раньше и не думал, что у нас
На двоих с тобой одно лишь дыханье.

вторник, 13 декабря 2011 г.

Сахар-рафинад

Один мальчик-звезда не любил зашторенные окна, а вот небо любил, даже очень. Особенно зимнее и ночное. В такие минуты ему казалось, что дом совсем близко, несмотря на холод и бесконечность.

Однажды ему пришло в голову разжечь камин, что веками пылился в его комнате. Дело в том, что жил он на первом этаже, а сверху было надстроено Бог знает что - безумные соседи давали выход своей фантазии. Поэтому мальчик не был вполне уверен, что камин еще жив. Но в одну новогоднюю ночь все же взял - и зажег его!

И комната начала согреваться, сначала наполнив пространство запахом жженой пыли, а потом и приятным древесным ароматом, просачивающимся в поры озаренной светом кожи рук и лица.

Ощущения были самые приятные, укладывающиеся в уютную кресло-качалку с пледом и пушистой сонной кошкой на коленях. А в голове возникали образы и воспоминания из далекого детства, приглаженные и умиротворенные, взывающие к созерцанию корриды в средневековой Испании.

Кроличья нора

В траве шуршали трое, и вполне по определенному поводу - открытие новой просторной норы. Один был такой пушистый, в клечтатых штанах, на подтяжках. Носил с собой дедушкино пенсне вполне в сносном состоянии, разве что маленькая, почти незаметная глазу трещинка скорее даже не портила, а облагораживала сей ценный экспонат. Другая, добротная крольчиха, была приверженницей старой индийской школы правильной жизни - кошерная пища и вода вместо вина. Третья была специфической - много одежки и все - без застежки. И без предназначения.

В общем, собрались три кролика отведать неслыханную дичь - забитого их соседом, бегемотом, кабана. Кабанье мясо пришлось землякам по вкусу, но вот что странно! Кабан-то остался жив! И продолжал бегать по бескайним прериям Северной Америки.

И тут кролики вспомнилм, обливаясь слезами, про свою Альма матер и вообще, про ценности жизни. А не то что им, кроликам, предписано якобы свыше.
На том и разошлись.

пятница, 2 декабря 2011 г.

Будет вам и белка, будет и свисток.

У одной девочки было много разноцветных счетных палочек, и каждой из них она дала имя и на обратной стороне написала отпущенное этой палочке время. Шли годы, и вот в один прекрасный момент девочка открыла рифленый пластмассовый чехол, а там ничего нет.

Как же они могли так незаметно закончится? Еще на прошлой неделе я видела там с десяток! - думала девочка, рассеянно выворачивая карманы и вытряхивая содержимое своего портфельчика. Однако, ничего!

Тогда она решила, что терять больше нечего,и отправилась прямехонько к бабе Яге, что жила за опушкой в темно-синем лесу, где трепещут осины. Бабка была не промах, и, сварив очередное зелье болотного цвета, застыла с биноклем у окна.

Девочка тоже была на подъеме.

Бабка увидела девочку, а девочка посмотрела на бабку. Обе удивились.
- Да это какой-то Штирлиц! - подумала та, что помоложе.
- Вот те добрый молодец! - присвистнула Яга.

Но следовало соблюсти некий церемониал.
- Вот так встреча в сей вечерний час! - оскалилась бабуся.
- Надеюсь, вы уже отужинали, мадам! - парировала девица.
- Так за чем пожаловала, дитятко? Уж не смерти ль своей ищещь? - взывала к драматизму Яга.
- Нет, не смерти, бабусенька, я палочки свои ищу, счетные. Вот надеялась на твою посильную помощь!
- Нет бы к какой доброй волшебнице ходатайствовать, ко мне то что? Хотя, говоришь, счетные палочки, с цифрами на обороте, от руки?
- Угу - смиренно вздохнула девочка.
- Кто же это, интересно, карандашом время расставляет? - подбоченилась бабка. Нечего волшебный реквизит портить! Математика в них и так заложена, выше крыши. Пространственно-временной континиум, должно быть, в недоумении от такого нахальства.
- А что ж делать-то теперь? - промолвила наша молодушка, сделав виноватый вид.
- Что делать, что делать... Таким, как ты, одна дорога - в ВВС. Военно-воздушные силы. Отлетаешь положенное количество часов, и все. Будет вам и белка, будет и свисток.

суббота, 26 ноября 2011 г.

До первой звезды нельзя

Вдох-выдох.
Керамические фигурки цвета изумрудной яшмы зазвенели от легкого дуновения. Странное это было место. По бокам располагались разномастные палатки из серого тента, предлагавшие своим посетителям диковины со всего света - настоящие лавки древностей.

Абсолютно ничем не прикрытая земля: простая дорожная пыль, от которой поднимался сухой жар такой силы, словно Солнце теперь находилось в недрах земли, а не на небе. Сверху, наоборот, струилась свежайшая прохлада, рождая в голове чувство кристально-чистого восприятия первооткрывателя.

Передвигаясь от одной лавки к другой, он словно бы припоминал самого себя. Фигурки синхронно пританцовывали под едва уловимую мелодию ветра, сгущая воздух вокруг, выкрикивая то здесь, то там слова на непонятном языке. Торговцы же выглядели загадочно, выглядывая озорными и странно-мудрыми глазами из-под надвинутых на лоб бескозырок. По всей видимости, они были в курсе, о чем весь сыр-бор.

Однако, нужно было что-то выбрать, раз уж здесь оказался - подумал незнакомец, и решительно подошел к одной из палаток. На него сразу уставились десятки нарисованных глаз, оценивающих и вопрошающих одновременно. "Не зря говорят, что глаза - зеркало души"- подумалось ему. Выбор - самая сложная вещь на свете, когда не знаешь, кто ты.

Но Князь то знал, кто он есть, и безошибочно сделал выбор. На небе блеснула первая звезда.

воскресенье, 6 ноября 2011 г.

Корабли постоят

Из небытия (или из того, что не может быть), родилась Эка невидаль. Подниматься ей пришлось из глубинных замутненных вод Тихого океана.

А у океана был владыка по имени Соломон, который все время думал, "что и это пройдет". Но оказался в корне неправ, поскольку в его ведомстве находилось как раз то, что во веки веков не меняется. И не случайно Тихий ему доверили, было за что.

Так вот, когда Эка невидаль покинула водные просторы, на пути ей встретился новехонький, без единой вылезшей нитки, ковер-самолет. А прислал его знаете кто? Кот в сапогах! Коту было лень в такую далищу тащиться, у него все больше сметана да рыбка свежепойманная на уме была, да может мышь какая. В общем, думал о насущном, не в пример Соломону.

А Эка невидаль взобралась на ковер-самолет, и так ей стало легко и спокойно, что никакому Тихому и не мечталось, и полетела. Летела ровно трое суток, к утру добралась.

Сходит на берег, а там!!! Каких только ландшафтов нет - и горные, и равнинные, и речные, и озерные, даже. Вообщем дыши-не хочу! А мосты какие!

Решила она своего переправщика найти, кто ковер-самолет выслал. Глядь - а нет его уже, кота-то. Смызгнул куда-то вместе со сметаной, рыбой и даже мышей всех забрал.

Хотя теперь уже было не до него. Ах какие времена настали! Сменить имя на простое русское - Серафимушка - да жить поживать, добра наживать.

среда, 26 октября 2011 г.

Ход конем

Один висельник любил играть в прятки. Как-то раз не погнушался он оным развлечением со старушкой, а имя ей было - Смерть. Так вот,  прыгал он прыгал по кустам, да как упадет в болото, а там уж – добро пожаловать – леший его встречает, и подмигивая, весело так, говорит: «Вот наконец и сочтусь с бабушкой!» - и хвать висельника за шиворот.
А он все равно был не жилец.

пятница, 21 октября 2011 г.

Сказка про будущее

В одном неприметном царстве жил был князь, и было у него много перстней на пальцах, и все из разных металлов и камней. Некоторые из них достались ему от древних предков, о величии которых напоминали остатки былой роскоши в виде мраморного, покрытого трещинами фундамента замка, которому сносу не будет еще тысячелетия. 

Однако царство его пребывало в некотором запустении, повсюду пыль и паутина, в темных углах поблескивала серебряная посуда с фамильной гравировкой, золотились рамы потускневших зеркал, дверные медные ручки потеряли несколько грамм веса в течение многовекового служения.

Что же сказать о князе? Человек незаурядного ума, выдающийся алхимик во времена Фауста, а еще ранее - представивший пять доказательств бытия Бога. Однако последнее время его верной спутницей стала меланхолия, призывающая к утраченным воспоминаниям и находящаяся под верным покровительством предводительницей всех планет - Сатурном. Меланхолия являлась явным признаком того, что при молниеносном движении по временному пространству от сотворения до относительно недавнего времени Князь обронил нечто очень важное. И именно это предстояло ему вспомнить. 

Свои первые попытки  по осуществлению этой идеи он предпринял в свою бытность швейцарским психоаналитиком и построив для этой цели каменный дом с башней на Цюриховском озере, создав заодно отдельное направление психоанализа. Примечательно, что из раза в раз ему приходилось выполнять одну и ту же работу (хотя он об этом не догадывался и был захвачен исследовательским любопытством к открытию) - интегрировать божественное в материальное, при этом словно находя что-то забытое, но очень важное. Чем же продолжится цепочка? В этом состоял главный вопрос, мучивший Князя. Где найти ту благодатную почву, из которой можно будет извлечь неограненные идеи для нового исследования? Поэтому и были обращены его взгляды к предводителю планет - Сатурну, который и облагодетельствовал вопрошающего ее величеством меланхолией.

Тем временем две мыши выбежали из своих нор и затеяли следующий разговор:
- Ты слышала, как Князь то наш затосковал? Может ему какой дельный совет, от нас, от мышей, подкинуть?
- Думаешь, он созрел для того, чтобы наконец, к нам прислушаться?
- Теперь то да.

С этими словами мыши взобрались на плечи Князя, по одной на каждое, и ласково заговорили, причесав, в знак особого уважения, лапками шерстку на голове.
- Маета твоя настолько же объяснима, насколько и бесполезна. Время твое закончилось, исследователь. Ты познал все, что нужно, и вложил в это много жизней и сил. Теперь настает время еще более интересное и блистательное, открытия тоже будут, только не благодаря твоим усилиям, а как бы вопреки им. Настает время великого недеяния, Князь, в тех делах, в которых ты был царем, и время действия в том, что никогда не затрагивала твоя мысль и порыв души. Ты прожил жизнь идущего по следам Бога, а теперь открывается тебе путь идущего по следам Матери.

воскресенье, 7 августа 2011 г.

Золотой урожай

Девочка с льняными волосами стояла ровно посередине колосящегося под полуденным солнцем пшеничного поля, с кое-где проглядывающими васильками, аккуратными ажурными лепестками доверчиво глядящими в голубое небо, благодарно пропуская через себя солнечные лучи.

Хотелось кружиться вокруг своей оси и выплясывать польку-бабочку. Казалось, весь мир может подхватить это безграничное и счастливое настроение, резонируя мощной волной веселья, искря и взрываясь новым, появившимся из ниоткуда, содержанием. Воздух завибрировал густым гулом, похожим на одновременное жужжание тысячи полевых шмелей. Этот же звук непостижимым образом рождался в ее груди, вливаясь в многоголосый хор.

Всего на секунду, на пределе возможностей восприятия, это звучание обрело осязаемые формы единого существа, дыхание которого было дыханием каждого. Оказалось, он был здесь всегда.

вторник, 12 июля 2011 г.

Вот и все

Четки в его кармане перекатывались с место на место, то собирая в свои объятья, то расставаясь с ниточками, растущими в швах. Движения отшельника были неравномерными – как будто он то взбирается в крутую гору, то сидит неподвижно часами. 

Иногда улавливалось смутное присутствие чего-то, о чем четки предпочитали молчать. Но это были самые прекрасные моменты, поскольку тогда они наполнялись каким-то свечением, и неизъяснимыми теплыми ощущениями, как будто рождался  маленький огонек, переходящий из одной бусины в другую, как запоздалый пассажир поезда в поисках своего вагона. И все приобретало таинственный смысл: и привычный оттопыренный карман рясы, и его обладатель.

Погода, насколько можно было судить, всегда была одинаковой – комфортной: ни слишком жарко, ни слишком холодно. За исключением всего одного дня.
Непривычный жар начал проступать сквозь холщевую ткань, охраняющую четки от любопытного глаза. В следующую секунду – резкое движение – и яркий слепящий свет cолнца полился со всех сторон, и заполнил собой все, до краев. Четки не успели выдохнуть от изумления, как рассыпались в разные стороны блестящими бусинками, прощально сверкнув в воздухе слезами расставания.

Вот и все – сказал отшельник, и исчез.

воскресенье, 10 июля 2011 г.

Третий элемент

Маленький неприметный домик, сколоченный из деревянных досок,  раскрашенных школьными мелками, прятался под сенью раскинувшего свои ветви ясеня. Стоял поздний август, золотистый и приглаженный теплыми еще ветрами, проносившимися по округе в игривом танце с огненными листьями, раскидывая опавшие семена.

Льняное белоснежное платье почти дотягивалось до земли, шурша в спелой траве при каждом движении. Обладательница платья неспешно собирала полевые цветы, пробираясь по лабиринту запахов разнотравья, как вдруг заметила странную постройку. Подошла поближе. Осторожно отодвинула отяжелевшую от плодов-крылаток ветвь дерева-хранителя и сделала шаг вперед. За наивным детским фасадом скрывался белый мраморный постамент размером с алтарь, как будто целиком вырожденный из недр земли, древний и могучий. На нем в лучах солнца сверкал гранатовым цветом странно несовременный кубок - слишком много металла и камней.  Казалось, он такой же тяжелый, как и сам алтарь.

Композиционно они идеально дополняют друг друга - мелькнуло в голове у девушки, - однако чего-то не хватает. Третьего элемента.

Сняв с плеч рюкзак, она разложила содержимое на траве и задумалась: два початка кукурузы, краюшка свежеиспеченного черного хлеба, закупоренная самодельной пробкой бутыль с колодезной водой, завалявшийся еще с прошлой прогулки наперсток и особая гордость - ручка с пляшущими человечками.  
- Что же, друзья мои, мы сослужили друг другу прекрасную службу! Буду скучать по каждому из вас, как по единственному.
И с этими словами она переложила свой скромный скарб на мраморный алтарь, и кубок волшебным образом исчез.

На лице девушки проступила еле уловимая, отчасти знакомая, но вечно ускользающая улыбка Джоконды.

понедельник, 20 июня 2011 г.

Монета, подброшенная в небо

Оранжевым светом, с проблесками охры, светил вечерний фонарь китайской провинции. Воздух был напоен ароматом жасмина, тонкой дымкой накрывающим город. В лице каждого незнакомца читалась таинственная сопричастность самому прекрасному времени года.

Мягкие подошвы открытых босоножек исполняли танец земли, бесшумно двигаясь по прелестным, зацелованным веками лабиринтам дивных улиц, давая возможность каждому, кто оказался здесь в это время и в этот час вовлечься в этот спонтанный танец сердец, бьющихся в одном ритме, вальсирующих на одной волне, когда дыхание того, кто рядом становится понятным и родным.

Блуждающие звуки ветра, порождаемые нехитрыми изобретениями из бамбука и медных чеканных монеток - именно вы, да, именно вы вносите в атмосферу необыкновенную правдивость такой неуловимой вещи как вечность.

суббота, 11 июня 2011 г.

Оно и хорошо!

Мишка сидел на стуле, а под табуреткой у него дремал кот. Если посмотреть на них сверху, казалось, что у медведя шикарный полосатый хвост. А на столе, на розовой льняной скатерти, благоухал густой, только что собранный в деревянную кадку, мед. Пчелы то и дело подлетали к окну, не веря в случившееся. Но факт оставался фактом – мед был на столе, а пчелы – снаружи. К тому же память их коротка, и природой они приписаны к другим делам, оно и хорошо!

вторник, 7 июня 2011 г.

Лосось завтрашнего дня

Самораспаковывающийся лосось жил на дне озера, возле кладбища. Как часто он выныривал, чтобы осмотреться вокруг, выглядывал из воды сверкающим глазом – но все, что было видно – одни кресты. И он, разочарованный, заныривал обратно, под воду.
Лосось был достаточно взрослый, и многое мог себе позволить – и разгоняться под водой, чтобы молниеносно сделать головокружительное сальто, задорно разбрызгивая капли воды, и играть наперегонки с резвыми разноцветными мальками, и исследовать илистое, кое-где с родниками, дно. Одним словом, развлекался он, как мог, в то же время как будто проходя невидимое глазу обучение неизвестно чему и неизвестно кем.
И вот однажды он осознал, что ему стало скучно, что на дне озера все изучено, рыбки не вызывают прежнего интереса, и как будто вот-вот что-то должно измениться. Ранним утром лосось неожиданно увидел, что в самой удаленной части озера кто-то старательно возвел деревянную пристань, с которой то и дело в воду погружались детские ножки, весело разбрызгивая воду.
Теперь лосось, из глубины, наблюдал нечто совершенно потрясающее – водная поверхность у пристани напоминала экран, на котором один за другим рождались и умирали солнечные расходящиеся круги, и в этом была такая невероятная красота, что он на мгновение замер, пораженный! Все его существо преобразилось от этого исходящего от воды сияния – он собрал все свои силы, и, как реактивный, пронесся сквозь водные глубины – и мощно выпрыгнул из озера, глядя во все глаза по сторонам. А там! На берегу стоял домик, увитый виноградной лозой, вовсю цвел сад - лосось даже уловил тонкий цветочный запах, теплый ветерок покачивал полотняный, в разноцветную полоску гамак, а на пристани беззаботно играли двое – мальчик и девочка.

Рыбная диета

Две зажаренные до корочки рыбы (караси) лежали в своих сковородках, одна напротив другой. И хотя участь каждой была предопределена, каждой хотелось плюнуть в соседнюю сковордку последней, умереть победительницей. Вот так они и переплевывались, пока один добрый человек не пришел и не съел их, предварительно полив соусом, на свой вкус.


Римляне! Сограждане!

Скорее! Скорее! Возвещайте о прибытии его Величества!

Зеленые шторки в карете заволновались, заходили томными волнами. И, прыгая на всех колесах по грунтовой неровной дороге, карета приближалась к месту назначения - замку из слоновой кости, упирающемуся в облака, на отвесной горе, к которому вела одна-единственная дорога, вдоль пропасти. Но упряжка коней была натренирована на подобные путешествия, колеса выдержали бы и не такой подъем, а сам король был абсолютно спокоен и счастлив, так как приближался к своей земле.

воскресенье, 5 июня 2011 г.

Инь-Ян

Адресная помощь приходит в первые подвернувшиеся руки.

Безмолвное желание шоколада, молочного с сливочной карамелью, чтобы застревало в зубах, приносило смешанные ощущения - раз уж ты в это ввязался, как бы из желания вкусненького, то придется терпеть и эту вязнущую в зубах карамель, как будто другого сорта шоколада не существует!

Дурманящие запахи индийских благовоний, заправленных в кальян. Сущий яд, если вдуматься. Но смотрится эстетично, даже завораживающе - хоть бери да картину рисуй. Сколько еще там всего? Фокус за фокусом, единичные примеры за множественными, и все тот же вопрос в голове. Осталась последняя аддикция. Поверю ли вот так, наотмашь, в свое самое слабое звено?

Иногда я чувствую себя горючим материалом, наподобие торфа - никто не знает, как его окончательно затушить, если он не прогорит полностью, не переплавится в нечто иное, с другим природным температурным режимом. И ведь уже знаешь, предчувствуешь все - но сократить это ровно отмеренное количество секунд, отщелкиваемых невидимым метрономом, не можешь. Какое издевательство!

Улыбающие, радостные лица, символизирующие разные оттенки человеколюбия, глядящие мне вслед, машущие рукой на прощание. Еще один отплыл от их чистокровных берегов, получив инъекцию чужого мира, проросшего корнями через небо. И, кажется, - все так далеко, все так в прошлом. Тихие и одинаковые закоулки души замеряны и занесены на топографическую карту, с треугольничками и квадратиками, символизирующими полезные ископаемые. Одна только приписка внизу - срок действия карты: 11 секунд. Потом можете рисовать новую. Не тем инструментом работаете, вот что. Чтобы ее полностью очертить, не хватит и вечности. Она вплывает, как лебедь, сама, в любые пространства - но при одном условии - если ее готов узнать его величество Дух. Инь-ян, как всегда.

понедельник, 23 мая 2011 г.

Саломея

Вселенский восторг по поводу схлопнувшихся половинок реальности схлынул, оставив после себя разноцветные и переливающиеся, как на нефтяном пятне, круги.

Переправы, остановки, пересечение одной линии жизни за другой, мелькающие, как в детском калейдоскопе, картинки, и каждый раз - неповторимый рисунок!

Кажется эта бессмысленная на первый взгляд игра подталкивает к чему-то, просит заглянуть за ее пределы: зачем она вообще? Если вся жизнь состоит из живой мозаики осколков, словно специальным образом намагниченных для притяжения к одним и отталкивания от других, что, в сущности, это меняет?

Кручение вокруг своей оси, намагничивание одного и размагничивание другого - не это ли остросюжетная симуляция жизни, с неисчислимым количеством управляемых единиц и свойств. Режиссура жизни, на опережение.

Пулемет, стреляющий алмазными пулями, которые, как известно, камень разрезают, разносят его в песок. Что ж, место определено, пора приступать к строительству, песочных дел мастер.

среда, 11 мая 2011 г.

Felicita! Felicita!

Топили-топили всех этих куриц, мышей, оранжевых и разноперых петухов, серебристых и звонких синичек, деревянных безымянных кукол, с разрисованными от руки лицами, накидывали сверху скатерть-самобранку, весело отмечали это дело, пока скатерть не намокнет и не пойдет на дно. А что осталось? Да ничего, безбрежный океан, обитель бессмерных водяных, беззаботно играющих на дне морском в карты, виляющих чешуйчатыми хвостами по праздникам.

И несмотря на то, что все потеряно, отдано, сдадено, в душе отчего-то усиливается дикая и веселая мелодия грандиозного симфонического оркестра, звучание которого тянется откуда-то издалека, разносясь воздушным эхом и заполняя собой все простанство. Ария Фигаро, вот что это. Вот этот волшебный проявитель! С каждой нотой оживляя привычную картину перед глазами, вливая  забытое дыхание через горло, гениальными мазками раскрашивая полотно жизни! Вот он, парадоксальный и единственно существующий мост, соединяющий все - время, пространство и то, что называется Я. Felicita! Felicita!

воскресенье, 8 мая 2011 г.

Немой художник

Фавориткам императора не было числа- то подойдет одна, сверкнет золотым зубом. То другая, на костяной ноге, поглядывая маслянистым взглядом сквозь густую челку. Какие-то странные, необъяснимые существа - эти фаворитки. Вторая, кстати, несмотря на отсутствие ноги, вполне прилично танцевала фокстрот. Завязав волосы в пучок сзади, уложив черного цвета челку холодной волной под 30-е годы, и сделав первое па - ее просто невозможно было остановить.

А вечером, стряхнув с себя праздничный блеск, она заходила на кухню, надевала льняной фартук с танцующими петухами и принималась замешивать тесто к завтраку. Во время которого черный кофе найдет белоснежные сливки, а горячий хлеб - прохладное свежее масло. Большего совершенства, чем простота - было не найти.

За окном разгулялась весна. Хотя волшебный момент поражающего воображение перехода через зиму был позади,  весна таила в себе какие-то сюрпризы, как фокусник, припрятавший самое интересное напоследок. В воздухе висело не проявленное, и оттого  интригующее и волнующее душу чувство, как при погружении фотобумаги в реактив: секунду назад еще совершенно белый лист - а сейчас уже проступает целый мир, полный красок, воздуха и ощущений!

Деваться некуда. Каждый шаг - как капля раствора, размывающая непознанную белизну прошлого, дождь, капающий с кисти немого художника.

вторник, 26 апреля 2011 г.

Нарождение

Из белоснежной накрахмаленной простыни, через маленькую дырку высунулся палец, потом стал слышен тихий скрип маникюрных ножниц, круг за кругом увеличивающих маленькое отверстие. И наконец, высунулась любопытная голова, с таким интересом впитывающая реальность, что широты охвата с помощью зрения и слуха явно не хватало: малыш выскочил из своего убежища и, деловито приняв горизонтальную стойку, пополз в места самые интересные, щупая по дороге маленькими ручками гладкий отполированный пол, плетеную корзину с яблоками, выложенную резным кафелем декоративную печь с аккуратно сложенной вязанкой дров. И, наконец, трубообразные, ростом с юного исследователя, валенки, прислоненные к печке. Восторг!

Дальше начиналось что-то невообразимое. Лакированная, дышащая запахом дерева, лошадка на колесиках, какие-то пушистые создания с плюшевами бантами и в разноцветных панамах, сверкающий крохотный чайный фарфоровый сервиз, как у Алисы в стране Чудес, и, собственно, сама Алиса.

- С нарождением тебя, сынок, - сказала она просто, беря его на руки.
- А меня ждали! ждали! ждали! - теплым радостным ликованием отозвалось внутри.

суббота, 23 апреля 2011 г.

Варенье-пятиминутка

Орфографические ошибки - незначительный повод усомниться в собственном совершенстве. Ведь это происходит регулярно, со всеми, и без всякого предупреждения. Невидимые поначалу замыленному глазу, как шпионы-саботажники, они пробираются в страницы, а потом в целую повесть жизни. Увлеченный ее прочтением не заметит перепутанных букв! Он читает эту книгу, как будто слышит мелодию внутри, и гармоничность ее звучания не связана с правилами ее изображения. Главное, чтобы играла эта музыка, вибрировала внутри собственной историей, к чему интересоваться чужой, если еще не раскрыта своя? А музыке слов это под силу - разбудить запыленный инструмент совершенной настройки - и услышать звучание ДВОИХ. 

Оригинальничанье - тоже повод задуматься над самооценкой. На стручковатую и несъедобную, иссохшую и извивающуюся всем телом самооценку, с вяжущим привкусом неспелой сливы. Попытки приободрить себя, подправить,  распушить перья и с размаху, по-страусовки, зарыться в землю по самое горло. Хорошо ли это?  Вряд ли.

Кукловодство. Странное, неестественное и противоречащее сути вещей явление. Когда в каждом кармане живет по ручной куколке, это перестает быть просто развлечением. Это превращается в смысл жизни, такой вот ограниченный, а оттого безрадостный.

И, напоследок, ханжество. Как не на шутку разгулявшаяся плеть, со временем, начинает стегать самого поводыря.

четверг, 21 апреля 2011 г.

Точка дефибрилляции*

Сколько же лет можно было сидеть на этой холодной, сложенной из обломков обрушившейся скалы стене, служившей одновременно оборонительным сооружением?

Внизу, в далекой туманной дымке виднелась коричневая земля. Несколько сыроватая оттого, что располагалась в низине, поросшая плакучими ивами, настолько близко подобравшимися друг к другу, что их ветви переплелись неведомым узором, навеки забыв, где они начались и где закончились. Одна сплошная непролазная непрерывная, как родословная, чаща, - яблоку негде упасть.

Вместе с тем, от земли веяло какой-то теплотой, даже уютом. Покрывающий низину туман казалось охранял маленькую экосистему. Созерцать это явление можно было только сверху, свесив ноги над живописной бездной, оставаясь тем не менее в безопасном положении, предупреждая возможность падения вниз с помощью приобретенного за годы добровольного заключения равновесия канатоходца.

вторник, 19 апреля 2011 г.

Весна в Запретном городе

Улица, что ведет к Дворцу Желтого императора, затерянного в чертогах Запретного города, переливалась радужным сиянием.

Весенний дождь наполнил собой каждую трещинку, каждый изгиб вымощенной брусчаткой мостовой, бликуя под ласковым взглядом обновленного после зимы солнца, казалось, светившего вдвое ярче обычного.

В лужицах воды отражались задумчивые столетние деревья без счету и без названия, пустившие свои кроны-корни в безупречно голубое небо. Странное ощущение - перешагивать через эти маленькие, бездонные, наполненные синевой пропасти. А что если упасть в небо?

суббота, 16 апреля 2011 г.

Нинель и штормовое предупреждение

Нинель открыла глаза.
За окном просторной по-гостиничному каюты бушевала необычная по своей силе буря. Подойдя к окну и резким движением отправив занавеску по привычной траектории, Нинель похолодела от ужаса - прикрепленный к борту гигантского лайнера спасательный катамаран под очередным ударом стихии не выдержал, и, в нарушение прежнего вектора движения, хаотично смешался с пляшущими сумасшедший танец жизни волнами. Наспех послав своему осиротевшему родителю  воздушный поцелуй, новоявленный путешественник скрылся из виду, покорившись неизбежной судьбе. 

вторник, 12 апреля 2011 г.

Лебединое озеро

Смутное и густое ощущение распирающий тяжести овладело всем его существом. Гусь изо всех сил тянул стройную белоснежную шею, кривил побледневший клюв в немом вопле, но ничего не помогало - казалось, какая-то внешняя сила полностью вступила в свои права и имеет относительно него совершенно определенные планы.

Дыша невпопад, он зачем-то совершил несколько приседаний и направился к воде с надеждой хоть как-то облегчить свои страдания. Соприкоснувшись с живительной влагой, лапы приобрели здоровый розовый цвет и нужную скорость движения по зеркальной глади. Нечаянно бросив взгляд на свое отражение, гусь чуть не лишился чувств -  из водных глубин на него взирало совершенно чужое изображение. Это было существо непостижимой внутренней организации, что выражалось даже в наклоне шеи, в выражении глаз. Что-то царственное проступало в его облике, обнаруживая естественную в своей простоте красоту.

Слезы освобождения закапали по водной поверхности, соединяясь со своим точным отражением по ту сторону волшебного озера. 

суббота, 9 апреля 2011 г.

Пещерная девочка

В воздухе пахло сыростью. По стенам сочилась родниковая вода, вероятно, из-за грунтовых вод, пролегающих над пещерой. Пол был аккуратно подметен, но кое-где в углах все-же виднелись незамеченные хозяйкой камушки величиной с горошину. Пещера состояла из нескольких отдельных гротов, соединенных между собой невысокими арочными переходами. Зарождающиеся в глубинах одной пещеры звуки многократным эхом откликались в остальных и на пол-слове затихали в густой темноте.

Хозяйка пещеры жила под землей с рождения и выходила на поверхность только в случае крайней необходимости. Так бы она там и прожила до самой смерти, если бы не удивительный случай.

Однажды она проснулась от отчетливого стука, и, открыв глаза, увидела прямо перед собой целый рой божьих коровок. Их кружило несколько десятков, совершенно беззвучно, но как-то настойчиво, словно пытаясь что-то сказать. Как они попали на такую глубину - неизвестно. Разбудивший девочку стук раздавался в одной из соседних пещерок, и, отражаясь  от стен, громыхал уже недвусмысленно. Соскочив с каменной, укрытой бараньей шкурой, кроватки, девочка побежала на разведку.


То, что она увидела, не приснилось бы и в страшном сне. В центре грота орудовали наточенными металлическими кирками семь одинаковых с лица гномов. Единственное, что их отличало - цвет полосатых гольф и шерстяных колпаков на белокурых головах. Они наносили удары в одно и тоже место, а оттуда вырывались языки пламени и исходило странное свечение. Гномы, видимо, ради этого и старались, и еще более ожесточенно продалбливали землю, не обращая внимания на явно неблагоприятные условия труда. Однако появление девочки  произвело на гномов ошеломляющее впечатление - они, как загипнотизированные, синхронно развернулись в ее сторону и совершили что-то вроде коленнопреклонного земного поклона. Выглядело это как заранее отрепетированное действо, завораживающе!

И тут девочка почувствовала  какую-то странную, нарастающую и в то же время наполняющую спокойствием мощь, исходящую из самой земли, проходящую световым потоком из тысяч электрических микро-зарядов через тело и уходящую ввысь.
Подземное отшельничество благополучно завершено - сказала она себе - пора наверх.

среда, 6 апреля 2011 г.

Маяк

Семимильными шагами краснобрюхая утка приближалась к заветной цели. В клювике у нее был зажат раритетный билетик, дающий право пройти в заветную дверцу без лишних расспросов бдительных стражей.

Она переваливалась с одной перепончатой лапы на другую, кряхтя и поторапливая саму себя. В расширенных зрачках бегущей методично отщелкивался пройденный километраж. Утка пробежала довольно много: преодолела и хвойный многовековой лес, и переплыла через озеро без конца и без края, оставила позади одичавшие поля и покрытые пеплом горы.

Казавшийся таким далеким и недостижимым, свет маяка, тем не менее, неумолимо приближался навстречу отважной утке, излучая солнечное сияние в любое время дня и ночи. Нарастающий шум набегающей волны и крики белоснежных чаек отчего-то заставляли сердце чаще биться, рождая трепетное ожидание чего-то особенного.

воскресенье, 3 апреля 2011 г.

Поцелуй

Дождь лил как из ведра, а иногда и подсыпал мелким, а оттого довольно болезненным градом. Порывы ветра несли с собой мелкие частички воды, создавая в воздухе переливающиеся в свете ночного фонаря гигантские волны. Свежестью и прохладой веяло от этой капельно-воздушной стихии. Фонарь то и дело раскачивался, ненадолго освещая темные участки пространства вокруг.

Град звонко бил по стеклам и металлическим крышам, будто исполняя стаккато на невидимом пианино. Все, к чему прикасался дождь, отзывалось неповторимым звуком, каждому был дан голос. В воздухе вибрировала настоящая симфония жизни, исполняемая самой природой.

И вдруг все затихло. С фонаря слезой упала последняя дождевая капелька. Природа замерла в ожидании.

Можно было досчитать до четырех, когда мощная звуковая волна прорвала воздушное простанство грохотом небес, вступивших в смертельную схватку. Земля заволновалась: легкий ветерок пробежал по колосистым полям, пошептался с верхушками деревьев, стряхивая остатки дождевой воды, пронесся над речкой, заглянул в свое отражение в водной глади, всколыхнул гулкие пространства подземных пещер, и ... тут случилось!


Яркая вспышка света на секунду озарила все вокруг, от горизонта до горизонта, и раскаленный добела электрический заряд прожег расстояние от земли до неба, запечатлев долгожданный поцелуй.

пятница, 1 апреля 2011 г.

Побег

Муха медленно вытаскивала из-под двухслойного матового стекла еле живого комара, лапки ее то и дело скользили по влажной от росы поверхности, но она мужественно продолжала отталкиваться своими крохотными пяточками, и наконец, о чудо! вытащила комара. Убедившись, что тело полностью оказалось на свободе, муха пристально стала вглядываться в его комариную мордочку - уж не ошиблась ли она адресом, потратив столько усилий. Но нет!- радостно захлопала она в свои мелкие ладошки, это был он, вне всякого сомнения.

На дворе стояло раннее утро: природа медленно пробуждалась, одаривая сочными запахами полевых цветов и трав. Обитатели леса еще досматривали сны, отпущенные на сегодняшную ночь, а влажный туман окутывал сонную опушку, заглядывая в слюдяные оконца крошечных лесных домиков. Вообщем, картина была самая романтическая, хоть и не ночь.

вторник, 29 марта 2011 г.

Небесный телеграф

Ночь стояла необычайно ясная и тихая. Маленькие и большие звездочки посылали друг другу воздушные поцелуи, а то и сердечки. Поцелуи неторопливо плыли по воздуху, несколько раз меняя образы по пути, обгоняя друг друга в глубине чувств и посланий. То изобразят из себя золотую колесницу с возничим в кафтане из стеганого сукна, то еще какую-нибудь дичь. А сердца, понятное дело, были незатейливы, но зато постоянны и однозначны. Вообщем, работа шла, небесный телеграф работал в обычном режиме.

А в это время по земле блуждали две тени. Одна побольше, другая поменьше, но объединяло их одно - интенсивность окраски и скорость блуждания. И не могли они найти себе покоя,- то ли земля жгла, то ли небо давило, -нам не ведомо. Однако в ту особенную ночь звезды были так близко, что можно было шепнуть им на ухо заветное желание. Ну они как шепнут! Звезды подумали-подумали, посоветовались-посоветовались, да и решили - раз эти тени такие умные, пусть хоть на телеграфе их небесном поработают. И зажили все лучше прежнего.

понедельник, 28 марта 2011 г.

Cветлый стан

Лампочка светила из последних сил, издавая шипящий звук, похожий на треск фитиля, готового вот-вот передать огонь по назначению и перейти в иную форму существования. Однако, вопреки ожиданиям, произошло нечто противоположное. Шипение прекратилось, а лампочка, как ни в чем не бывало, продолжала светить. Дух несуществующего фитиля изумленно взирал на результат своих стараний.

Все-таки лампочка - далеко не бомба, как внешне, так и функционально, - старался успокоить себя фитиль, взывая к здравому смыслу, - вот это поворот на заре моей карьеры! Хоть нитки на себе рви! Бе-зо-бразие! Чтобы я еще раз...!

Ишь, злится, - просияла лампочка, - вот она, сила электрификации!

среда, 23 марта 2011 г.

Снег в жару

Холеная лошадь плелась по выжженной степи. Грива ее была белоснежна и хорошо расчесана, развеваясь на ветру мягкой волной шепчущихся разноцветных ленточек, вплетенных заботливой рукой. 

Она шагала размеренным неторопливым шагом, но дорожная пыль все же окутывала точеные белоснежные ноги. Хотя лошади было все равно – она знала, куда идет, и дорожные неудобства не тревожили ей душу.
Издалека это было нелепое зрелище, даже несовместимое, как снег в жару, однако лошадь и степь молчаливо одобрили взаимное соседство: им было чему поучиться друг у друга. Лошадь обалдевала от безропотного принятия степью солнечных лучей, хотя они выжгли всю ее растительность. Может, это и есть символ дао, - глубокомысленно кивнула лошадь мордой.
А степь думала, глядя на лошадь, - мал золотник, да дорог! Хоть и скакать-то ей особо некуда: все равно Я ВЕЗДЕ, однако зрелище завораживает: белоснежная лошадь с разноцветными ленточками в гриве держит путь по выжженной степи...

пятница, 18 марта 2011 г.

Фазанья радуга

Снег почему-то отдавал соленым. 
И вообще, не был похож на снег в привычном своем виде. Белые пушинки танцевали затейливые парные танцы, паря словно в невесомости. И вдруг у одной из них блеснула какая-то особенная иголочка. Глядь! - да это волшебная палочка, а снежинка, кружась вокруг своей оси, обозначилась каким-то хрупким существом, похожим на фею, и, взмахнув серебряной палочкой, исчезла, словно ее никогда и было. Свет погас вместе с ней.

А в следующее мгновение во все небо разлилась многоцветная радуга.  Оказывается, она случается даже в конце зимы. Каждый охотник желает знать, где сидит фазан.

вторник, 15 марта 2011 г.

Выбор дня

Медведь неспешно ехал на велосипеде в новой, с широкими полями, шляпе. В руках у него благоухали пряностями и гвоздикой свежевыпеченные печенья в хрустящем бумажном пакете. 

Медведь не знал, что же ему сделать в первую очередь - вкусить лакомство или доехать уже до телеграфа. Запах постоянно отвлекал от дороги.

Вот сейчас прибавлю обороты, - подумал мишка, с силой вдавливая в педали мохнатые когтястые лапы, и убью двух зайцев!

понедельник, 14 марта 2011 г.

Репка, ура!

В крышу постучали. Тук-тук! Пыльный воздух внутри всколыхнулся. Соломенного цвета метла резко посмотрела вверх, пожала плечами. Стук повторился. Ничего не оставалось делать, как открыть дверцу в полу и, обтерев мохнатыми лапами керосиновую лампу, осторожно двинуться вниз, неровными бликами света освещая себе дорогу.

Наконец, почувствовав твердый пол под собой и глубоко вздохнув, метла принялась что-то усиленно вытягивать из-под земли, вспоминая своих предшественников по этому важному делу - бабку, дедку, кошку, мышку...

Поломаюсь, но вытяну! - думала она, хрустя всеми своими прутиками. Чего-то катастрофически не хватает! - пробормотала метла и принялась носиться по пыльному подвальному полу. Поднялась такая пыль, что хоть святых выноси. 

Кто это меня щекочет? - вдруг прогромыхал голос кажется откуда-то снизу. Метла замерла в ужасе и тихо начала пятиться к спасительной лестнице. Однако каждый ее шаг был умопомрачительно очевиден. Дверь наверху шумно захлопнулась.

Ну что-ж, шутки в сторону, - решила метла, и, взбив попышнее свое соломенное тельце, двинулась в место предположительной опасности. Однако, ко всеобщему изумлению прутиков, напустивших было на себя враждебный вид, -  из земли исторглось то, что не под силу было вытянуть метелочке в одиночку - огромная сочная и совершенно созревшая репка. Ура!

среда, 9 марта 2011 г.

Корабль - призрак

Сезон дождей отступил,
прояснив небо и заставив первого жаворонка
выкрикнуть гулким эхом
весенний привет,
разносящийся в туманную даль.



  Кажется, время отдает по капле то немногое, что было накоплено за сезон дождей. Прежде чем упасть, каждая капля растягивалась в неподвижном воздухе, создавая впечатление маслянистой жидкости. Нефть! - подумал пробегавший мимо сверчок. Больше мы его, собственно, и не увидим.
    Пар поднимался, казалось, из пор самой земли, орошая собой промерзший воздух, вырисовывая причудливые фигуры в оттаявшем пространстве. Все как-будто пребывало в неторопливом ожидании, но чего именно?
    Туман понемногу рассеивался, и уже стали проступать сначала намеком, а затем уже и совершенно не оставляя никаких сомнений в своей реальности, очертания металлического каркаса огромного многоокого крейсера, за все эти годы ни разу не выдавшего своего упорного присутствия.
    Сырость все же сделала свое дело - повсюду виднелись пятна от ржавчины и обширные оранжевые подтеки, свидетельство еще недавнего запустения и забвения. Посеревшие швартовые веревки, робкий скрип палубы  - дух неопределенности и неги- неспеша осознавали себя в новой реальности, даже слегка пугаясь той нарастающей решительности, с которой жизнь вливалась в их обитель теней, подобно прорвавшейся плотине.
      Каждая деталь теперь оказалась точно на своем месте, каждая шестеренка - ввернутой в нужное отверстие. Отпали все глобальные вопросы и ответы. Стряхнув с себя полувековой сон, корабль-призрак глубоко вдохнул, жизнь.