вторник, 12 июля 2011 г.

Вот и все

Четки в его кармане перекатывались с место на место, то собирая в свои объятья, то расставаясь с ниточками, растущими в швах. Движения отшельника были неравномерными – как будто он то взбирается в крутую гору, то сидит неподвижно часами. 

Иногда улавливалось смутное присутствие чего-то, о чем четки предпочитали молчать. Но это были самые прекрасные моменты, поскольку тогда они наполнялись каким-то свечением, и неизъяснимыми теплыми ощущениями, как будто рождался  маленький огонек, переходящий из одной бусины в другую, как запоздалый пассажир поезда в поисках своего вагона. И все приобретало таинственный смысл: и привычный оттопыренный карман рясы, и его обладатель.

Погода, насколько можно было судить, всегда была одинаковой – комфортной: ни слишком жарко, ни слишком холодно. За исключением всего одного дня.
Непривычный жар начал проступать сквозь холщевую ткань, охраняющую четки от любопытного глаза. В следующую секунду – резкое движение – и яркий слепящий свет cолнца полился со всех сторон, и заполнил собой все, до краев. Четки не успели выдохнуть от изумления, как рассыпались в разные стороны блестящими бусинками, прощально сверкнув в воздухе слезами расставания.

Вот и все – сказал отшельник, и исчез.

воскресенье, 10 июля 2011 г.

Третий элемент

Маленький неприметный домик, сколоченный из деревянных досок,  раскрашенных школьными мелками, прятался под сенью раскинувшего свои ветви ясеня. Стоял поздний август, золотистый и приглаженный теплыми еще ветрами, проносившимися по округе в игривом танце с огненными листьями, раскидывая опавшие семена.

Льняное белоснежное платье почти дотягивалось до земли, шурша в спелой траве при каждом движении. Обладательница платья неспешно собирала полевые цветы, пробираясь по лабиринту запахов разнотравья, как вдруг заметила странную постройку. Подошла поближе. Осторожно отодвинула отяжелевшую от плодов-крылаток ветвь дерева-хранителя и сделала шаг вперед. За наивным детским фасадом скрывался белый мраморный постамент размером с алтарь, как будто целиком вырожденный из недр земли, древний и могучий. На нем в лучах солнца сверкал гранатовым цветом странно несовременный кубок - слишком много металла и камней.  Казалось, он такой же тяжелый, как и сам алтарь.

Композиционно они идеально дополняют друг друга - мелькнуло в голове у девушки, - однако чего-то не хватает. Третьего элемента.

Сняв с плеч рюкзак, она разложила содержимое на траве и задумалась: два початка кукурузы, краюшка свежеиспеченного черного хлеба, закупоренная самодельной пробкой бутыль с колодезной водой, завалявшийся еще с прошлой прогулки наперсток и особая гордость - ручка с пляшущими человечками.  
- Что же, друзья мои, мы сослужили друг другу прекрасную службу! Буду скучать по каждому из вас, как по единственному.
И с этими словами она переложила свой скромный скарб на мраморный алтарь, и кубок волшебным образом исчез.

На лице девушки проступила еле уловимая, отчасти знакомая, но вечно ускользающая улыбка Джоконды.